Диамат, Водители фрегатов и Путешествие на край ночи в жизни Славы-книжника

Мы часто пересекаемся в букинистическом магазине «Старая книга», судачим обо всём на свете, но прежде всего, конечно, о книгах. Возникло даже ядро будущего клуба записных книгоедов: Геннадий Карлович, Слава-книжник и я. А чтобы всё это не утекало в песок, я решил зафиксировать небольшой фрагмент нашего разговора, проведённого на заданную тему специально для сайта «Светлояр».  

– Слава, сколько у тебя книг вообще? Если примерно прикинуть…

– Заходя в магазин, я могу сравниться с магазином. Читай-город в Доме книги ещё не дотягиваю, а вот Старая книга Юрия Михайловича – да, столько у меня в одной комнате. Тысяч 10 это точно.

– И ты каждую субботу закупаешь очередной рюкзак книг. Обязательным пунктом в твоём плане значится «закупка книг».

– Но это ведь не просто закупка, это поиск чего-то нового – чего я не знаю.

– А сколько из них успеваешь прочитать, освоить?

– Исходя из того времени, что мне сейчас доступно, а это 3-4 часа в сутки, 30-35 страниц в час, вот считай, больше нет, конечно. И если бы я приносил за раз 3-4 книжки, тогда возможно успевал бы прочесть. А если я приношу постоянно что-то новое, интересное, то и хватаю отовсюду понемногу – итог этого дела: сотни томов с закладками.

– Тем не менее, ты почти каждую книгу, чтобы получить представление, начинаешь читать?

– Не только начинаю, но и планирую в своё время дочитать.

– А покупаешь то, что тебя интересует на данный момент?

– Да, покупаю только то, что буду читать. Если вижу, что я этого читать не буду, то и брать эту книгу тоже не буду.

– Но ты осознаёшь, что за жизнь ты всего этого не успеешь прочесть?

– Конечно. Но я эту мысль просто убираю, не хочу на этот вопрос отвечать. Потому что это равнозначно тому, как если бы рассчитать точную дату своей смерти. Никто не будет этим заниматься, дабы не испортить себе настроения.

– Ты живёшь в отдельном доме, книги есть где хранить. И я слышал, что есть у тебя комната, забитая уже под завязку, в которую ты боишься входить, потому как может обрушиться и завалить?

– Первоначально для книг я выделил одну комнату, но она уже переполнилась. И я осознаю, что покупаю уже и 2-й, и 3-й экземпляры одной книги, поскольку найти их в той комнате проблематично, а я хочу чтоб они были под рукой. Если я туда полезу, то на день – на два просто себя из жизни выдерну. Это ведь надо всё перекладывать…

– Геннадий Карлович говорил, что это ещё опасно для жизни…

– Да, согласен, может завалить. Тут ещё такой нюанс. Если бы я сразу додумался записывать всё это, составить каталог, я бы лучше себя чувствовал. Но так в своё время я этого не сделал, сейчас всё это переписать невозможно. Года 3-4 назад я зацепился за эту идею. У меня в айфоне есть операционная система ай-ос, в ней просто шикарный фильтр, который позволяет создавать отдельные кабинеты по писателям – например, Солженицын, Лев Толстой – и там можно пометки делать, что у тебя есть, и видеть чего нету. А раньше мне это в голову не приходило. Сейчас это более-менее упорядочивает мои поиски, это позволяет фильтровать, учитывать нюансы – что именно это издание интересно, как давеча ты мне подкинул Мольера в ЖЗЛ, поскольку это первое посмертное издание Булгакова.

– То есть важна книга сама по себе, а не только текст, содержание…

– Да. Вот, например, мой любимый писатель француз Селин. Путешествие на край ночи. Так как мне это произведение нравится, я купил его уже в трёх изданиях – в разных переводах. Перевод 1936 года Эльзы Триоле – он более интересен, но… как самый вкусный бутерброд откладываю на потом, так и я его пока не читаю. Дабы он как вино выдержался, и я получил больше удовольствия.

– А когда у тебя началось приобщение к книге?

– В 4-8 класах средней школы. Была у меня знакомая библиотекарша и она мне советовала что почитать, откладывала книги. Так я приобщился к Конан Дойлу, прочёл «Лунный камень» Уилки Коллинза, «Золотой жук» Эдгара По. А ещё раньше – так как мама моя была коммунисткой, училась в партийной школе – я как-то когда чинил велосипед нашёл в гараже учебник по диамату – диалектическому материализму. Я начал читать про материю, бытие – и так оно меня захватило, сама мысль как мир устроен…

– И это была твоя первая книга?

– Нет. Если не считать тоненьких книжек в детстве, то первыми толстыми были для меня книги о путешествиях Кука, Невельского… думаю что все через это проходили…

– «Водители фрегатов»?

– Совершенно верно! Именно с этого всё и начиналось. А дальше – уже как цепная реакция – с кем общаешься, от того и набираешься. Ну а драйвером, как ни смешно, был именно диамат. И я до сих пор отношусь к нему с почтением.  Хотя по своим убеждениям вовсе не материалист.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о