ДОМОВОЙ

В который раз уже запечник-домовой,

наевшись каши вдоволь, прыгнул в лапоть –

он в чащу не привык из дому драпать,

когда хозяин скарб сбирает свой.

 

Он следует за ним, чтя долгом переезд

и в сём обычае укоренясь так прытко,

что тянется его мохнатенькая нитка

сквозь тьму столетий прожитых и мест.

 

Нахально по избе домашний бродит дух,

не зная жалости шалит, и эта шалость

творится чтоб семья не разрушалась,

чтобы очаг безвременно не тух.

 

Овин и хлев, обильный погреб, хлам

в кладовке – он везде: то спрятать ложки

крадётся, то в обличье рыжей кошки

пугает кур, то никнет по углам.

 

А как заохает упрямый старожил,

гадай тогда хозяева: не к худу ль?

Не верю, чтобы круче встретив удаль,

он скромно полномочия сложил.

 

Пусть за окошком Мара всё лютей,

всё более Дажьбожий образ редок, –

он никогда, мой неизвестный предок,

не отречётся от своих затей.

 

Ирина Корсунская,

Январь 2020

 

    Оставить комментарий

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о