КТО ТАКИЕ МАСОНЫ? 4. Отсечение ненужного

https://svetloyar24.ru/mogushhestvo-nulya-ili-mchatsya-besy/

Для того чтобы идти дальше, необходимо раз навсегда уяснить смысл тех слов, которые стоят у нас на пути и которые невозможно обойти. А уяснив, отсечь всё ненужное – то есть не относящееся к предмету нашего исследования.

Чтобы прекратить путаницу с масонством разберём следующий момент. Часто приходится слышать, что ВСЁ ЗЛО – ОТ МАСОНОВ. Они повсюду – в политике, в искусстве. Но давайте подумаем: если убрать этих масонов – что останется? В искусстве –ровном счётом ничего. Потому что за редким исключением все известные и неизвестные деятели науки и культуры, по Воробьевскому – «масоны» и «дьяволопоклонники». Даже «Владимир Соловьёв, сидящий в первом ряду диавольской «латерна магики»» («Русский голем», с. 265) И если их умозрительно убрать, то искусство, равно как и наука, в одночасье превратятся в tabula rasa.

А вот в политике… сохранится status quo. Потому что суть политики не меняется от того кто ею заправляет – масоны или немасоны. Так ли уж важно состоит ли в какой-нибудь ложе банкир Ротшильд? Главное не в том, что он масон, а в том, что он – банкир и политик! Из чего следует различие проявлений масонства в сфере духовной культуры и в сфере политики.

Для доказательства нашего тезиса обратимся к книге Лоллия Замойского «Масонство и глобализм. Невидимая империя» (М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001). В отличие от Воробьевского этот автор пытается раскрыть тему без излишних эмоций, произвола и передергивания. И начинает с нашумевшего в начале 80-х годов прошлого века дела с масонской ложей «П-2», оказавшейся, по сути, теневым правительством Италии: «В списке были представлены банкиры, крупные промышленники, руководители государственных предприятий – экономическая элита Италии. Экономические министерства страны были представлены в «П-2» на редкость мощными отрядами: 67 человек от министерства казначейства, 52 – от министерства финансов, 21 – от министерства по делам государственного участия в предприятиях, 13 – от министерства промышленности и торговли… МИД тоже фигурировал на весьма высоком уровне… Но все рекорды били военные. Министерство обороны дало ложе 152 высших чиновника. К ним следует добавить 195 военных чинов…» (31) – И далее, на тему той же ложи: «Вот как ее характеризует член «П-2» Пьер Карпи в своей книге «Дело Джелли»: «Ложа «П-2» объединяет масонов Италии, а также и других стран, которые благодаря занимаемым общественным постам, ввиду известности своих имен, важности и деликатности своих «светских» функций, образуют элиту как среди собственно масонства, так и в целом в масштабе своих государств». Карпи обходит вопрос о ее назначении, но вряд ли здесь возникает неясность. Такие ложи (а они есть и в других странах) являются ведущими, они – «зеница ока», если употребить термин Карпи. Их цель – подчинять своему контролю политику этих стран, влиять на их важнейшие решения. Если они достигают таких высот, как в Италии, то способны и на фактическую узурпацию власти» (32-33).

Но возникает вопрос: что значит узурпация – если они и так при власти: самый наглядный пример – президенты США – все как один масоны?! Так что же в данном случае первично? И не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять: доминантой оказывается природа не масонства, а политики как таковой. Как мы уже говорили: главное не в том, что он масон, а в том, что он – банкир и политик! А масонство таким образом оказывается не чем иным как ТЕНЕВОЙ ПОЛИТИКОЙ, подводной частью айсберга всей политической системы. Сформированная веками и скрытая от глаз людских система лож оказалась очень удобной для решения насущных политических задач. В конце концов превратившись в оболочку, форму, которая наполнялась содержанием, не имеющим ничего общего с провозглашёнными когда-то духовно-нравственными идеями.

И вся путаница – обманка – заключается именно в оболочке: пытаются с разных сторон подойти к масонству, проникнуть в его пресловутые тайны и идеи, а в результате – сплошные противоречия, как в следующем эпизоде из той же книги Лоллия Замойского: «В период Второй мировой войны, например, немало представителей масонства из среды ученых, левой интеллигенции симпатизировало Советскому Союзу и его народу, боровшемуся с фашизмом, не подозревая о связях автомобильного магната Форда и других богатых масонов США с фашистской верхушкой. Равно как левонастроенные масоны, такие как покойный президент Чили Альенде, никогда не согласились бы с тем, что связанный с высшим масонством США Пиночет выражает их идеалы» (20).

А, углубившись в российскую историю, узнаём что: «Из 121 декабриста, которых судили после восстания, масонами были 27. Судили их свои же масоны, такие, как Бенкендорф и другие руководители карательных органов. Здесь вновь подтвердилось правило, что не столько принадлежность к масонству, сколько личные взгляды, гражданская позиция отличают одних членов лож от других. Ведь указ о закрытии всех масонских лож в России подписал Александр I, тогда еще сам масон, по предложению заместителя Великого мастера Великой ложи «Астрея» генерал-лейтенанта Егора Кушелева» (181).

И с подобными примерами сталкиваешься практически на каждом шагу – касательно и Французской революции, и Русской, и других ключевых эпизодов всемирной истории. Повсюду масоны – но как ни странно – они по обе стороны баррикад. А нужно просто смотреть не на обманную оболочку, а на реальное наполнение, которое заключается в том, что масонство – это грандиозный всемирный КЛУБ, в который входят представители всех без исключения политических партий и бизнес-структур. Применяемый для кулуарного решения проблем.

Таким образом, когда все беды валят на масонов это одновременно и правда и бессмыслица. Правда, потому что главные зачинщики и исполнители всех политических событий – масоны. Но их политические противники – тоже масоны – и в результате… бессмыслица – если рассматривать события сквозь призму масонской оболочки, пресловутого масонского заговора. Ибо «заговор» этот представляет собой не что иное как естественный ход истории, развития человеческого общества, определяемый столкновением интересов, борьбой идей. Ныне наблюдается упадок нравов, нравственное вырождение – виноваты масоны? Но кто разрушил, например, Римскую империю? Масонов тогда, как известно, не было…

Как ни странно, но столь очевидные выводы оказываются недоступными многим авторам, пишущим на масонскую тематику. В том числе и Лоллию Замойскому. Приведя множество говорящих за себя  – как в случае с ложей «П-2» – фактов из политической истории, он всё же настойчиво пытается увязать политическое масонство с древним, в частности, «теоретическим» масонством. Например, Личо Джелли с Сен-Мартеном. Что называется: связать несвязуемое, впихнуть невпихуемое.

В результате вступает на очень скользкую для него территорию теологии и метафизики. И то и дело попадает впросак, как, например, в следующих эпизодах:

«Направление Павлу I масонских книг и воспитательные беседы с ним архитектора В. Баженова продолжались. С депутацией от московских «розенкрейцеров» Баженов пожаловал в Петербург с набором переводных книг, среди которых «О подражании Иисусу Христу», и подборкой текстов – «Краткое извлечение» о том, каким надлежит быть «Богу живому». Павел, не мешкая, наметил особую политику, внушая в Берлине после (возможно, послу? – О. К.) Румянцеву действовать в пользу Пруссии и обещая его наградить, вступив на престол» (170). – Мысль автора инспирирована прямолинейной трактовкой тогдашних политических реалий. В Екатерине, мол, сосредоточены государственные интересы, а масоны не что иное как иностранная агентура, пытающаяся действовать через наследника престола в антироссийских интересах. Однако недоумение вызывают перечисленные книги, с помощью которых масоны осуществляют свою шпионскую деятельность. В частности, трактат «О подражании Христу» Фомы Кемпийского – неужели именно эта книга подвигла Павла действовать в пользу Пруссии?

Через несколько страниц читаем: «Около 1766 года в Авиньоне и Монпелье образовали с участием немцев и шведов «Академию истинных масонов». Затем ее окрестили «Русско-шведской академией». Ее наставниками стали шведский мистик Сведенборг, бывший советник шведского короля Карла XII, французы Виллермоз и Сен-Мартен, высокопоставленные руководители французского масонства. Причем интриги плелись ими согласованно с Берлином» (172). – Для тех, кто имеет хотя бы первичное – но основанное на собственном опыте – представление о Сведенборге и Сен-Мартене, подача их в таком контексте воспринимается не иначе как пошлость. Это всё равно как если бы Гёте, Жуковский, Пушкин рассматривались не как поэты, а как мелкие политические интриганы. Сведенборг (на изобр.) – выдающийся шведский учёный, специалист в области минералогии, металлургии, математики, физики, химии и многих других естественных и общественно-политических наук. В 1716 году в возрасте 28 лет за научные заслуги был назначен Карлом XII чрезвычайным асессором королевской горной коллегии. После опубликования в 1734 году трёхтомного сочинения под названием «Opera philosophica et mineralia» («Философские и минералогические труды») был удостоен членства Стокгольмской академии наук и других ученых обществ Европы, в том числе С.-Петербургской академии наук. Но прежде всего Сведенборг – после коренного перелома в сознании в 1745 году (по собственным словам его, ему дано было прозреть в мир духовный, и он вошел в сообщение с духами и ангелами) и до конца дней своих (1772) – это теософ-духовидец, автор таких трактатов как «Тайны Небесные» (оригинальная трактовка Книги Бытия), «Апокалипсис открытый», «Супружеская любовь», «Учение о Милосердии и Вере», «О небесах, о мире духов и об аде»… Поэтому крайне странно читать о нём как об интригане в пользу Берлина. Также и об Луи Клоде де Сен-Мартене, о котором мы уже говорили и к которому ещё вернёмся, как к одному из главных авторитетов в среде русских мартинистов конца XVIII – начала XIX столетий.

Их влияние сказалось вовсе не в политической сфере, а в духовно-нравственной, потому соответствующей должна быть и увязка с реалиями своего времени. Как то находим в книге Александра Западова «Новиков» (М.: 1968, ЖЗЛ):

«Конечно, в атмосфере упадка нравов, пример которого подавала сама императрица, в угаре административного произвола, на фоне общего стремления к власти, богатству, чинам серьезные, углубленные в себя масоны производили странное и неприятное впечатление, возбуждали боязнь: не замышляют ли они что-то вредное для царицы и ее приближенных? Почему они живут не так, как их собратья по службе, зачем много читают и о чем говорят, собираясь в таинственных ложах?» (158-159)

Однако каждое время – в силу господствующих идей, общественно-политической конъюнктуры – требует и вполне определённых выводов. Во времена Западова русские масоны, в частности, Новиков, были востребованы, конечно, не благодаря религиозным исканиям, но как находящиеся в оппозиции к Екатерине (хотя в реальности это было вовсе не так) и к официальной церкви. Ныне во главу угла ставится как раз идея государственности и церковности и потому бывшие советские авторы – и Замойский, и Воробьевский – выполняют именно этот социальный заказ. И ничтоже сумняшеся вступают в область совершенно недоступную их пониманию. Вот и бывший корреспондент «Известий» и «Литературной газеты» Лоллий Замойский пишет: «Имя Христа используется масонами для подмены одного другим. На деле имеется в виду завоевать доверие людей, чтобы заставить их поклоняться дьяволу» (197).

Таким образом, начав с вполне конкретных проявлений масонства политического, автор в конце концов скатывается к обсуждению масонства в общем и целом – с обязательным его осуждением: и вновь перед нами те же, что и у Воробьевского, плохие масоны, которые издревле объединяются, чтобы всячески вредить и управлять миром. По ходу вопрос: а кто мешает объединяться анти-масонам, чтобы всячески приносить пользу? И собственный вариант ответа: да никто не мешает – и они объединяются, но их называют… тоже масонами. Ибо теологические тонкости не видны бывшим пропагандистам научного атеизма.

Для того чтобы впредь не разбирать подобную ахинею, из проделанного нами анализа сделаем два вывода. Прежде всего, для нас было важно понять, чем одни масоны отличаются от других – для чего мы проанализировали «магнум опус» Воробьевского и «откровения» его соавтора, в книге же Замойского нашли объясняющие суть дела факты. Посему вывод первый: нельзя всех валить в одну кучу, то бишь смешивать внешнее политическое масонство с теми, для кого главной и единственной целью является духовно-нравственное совершенствование – в частности, с мартинистами. Вывод второй: тотальная демонизация масонов, обвинение их в дьяволопоклонстве инспирированы конфликтом именно «теоретического масонства», то бишь мартинизма, с официальной церковью. Чёткое и ясное изложение сего пункта находим в очерке Н. К. Антошевского «Орден Мартинистов. Его происхождение, цели, значение…»:

«Как было упомянуто в исторической части этой записки, еще Мартинес да Паскуалли всячески старался чуждаться влияния римско-католического клерикализма. Клод де Сен-Мартен еще определеннее высказывался по этому вопросу, приписывая большинство бедствий, испытанных Европой за несколько столетий, главным образом, невежеству и лицемерию представителей клерикализма, ярко отразившихся в его политике. Он даже утверждал, что не верит в преемственность передачи благодати Священства в лоне Католической Церкви, и считал эту якобы передачу чисто формальной, хотя, конечно, допускал отдельные случаи положительного характера, в зависимости от личных добродетелей священников и степени доверия к ним их паствы.

После де Сен-Мартена Мартинизму пришлось часто и помногу страдать от нападок клерикализма, не стеснявшегося действовать клеветой на словах и в печати, обвиняя Мартинистов в занятиях черной магией, сатанизме, кощунственном символизме и т. п.

Рыцари Христа, конечно, признают и глубоко чтут всякую Церковь и всякое Духовенство, исполняющее свое прямое назначение, но не могут не высказывать открыто недоверие духовным лицам, желающим себе присвоить чисто светскую власть лицемерием и интригой, и этим прямо тормозящим просветительную и спасительную деятельность Христианства в истории Человечества, подрывая авторитет представителей Церкви».

Итого, выяснив ряд причин внутреннего противоречия в теме и отсекши ненужное,  приступим к разбору главных положений не расплывчато-неопределенного масонства, а вполне конкретного мартинизма, к которому принадлежали и «главный русский масон» Николай Новиков, и «главный масонский поэт» Михаил Херасков, и главный идеолог русского мартинизма Иван Лопухин.

 

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о