МОКОШЬ

 

Кот, сиганувший в окно, видать, до шерстинки промок аж,

хлынуло, как из ведра, с крыши, дырявой, что шаль;

то дождевые свои одежды развесила Мокошь –

царственной влаги из недр вышних ей нынче не жаль.

 

Сутки уже у крыльца мокнет отцветший касатик,

мак облетает, зато крин у калитки набряк.

Ряской пахнуло с пруда – то водяной-волосатик

выбрался на берег и всласть прикорнул средь коряг.

 

Плодна сырая земля более после нагрева –

семя Сварог уронил, смертной тоской обуян.

Сколько с тех пор ни родит её многоводное чрево,

на полотне мировом ткацкий заметен изъян.

 

Слякоть да мокредь, сады и золотые колосья,

паводка благо и бич, дар и проклятье дождя…

Пряха, кикимора-смерть, Матерь Вселенной, мокосья –

что не проделает луч, в тёмные воды войдя!

 

Вьёт паучиха узор в тихой избе Подмосковья,

правит заветную нить, нави навстречу скользя.

В пятницу вышла во двор рано поутру Прасковья:

с крыши по-прежнему льёт, а к рукоделью – нельзя…

 

Ирина Корсунская,

июль 2019

    Оставить комментарий

    avatar
      Подписаться  
    Уведомление о