О том, как географ пропил глобус, а писатель – мозги

По прочтении бестселлера Алексея Иванова «Географ глобус пропил» возникло непреоборимое желание зафиксировать некоторые мысли. По той причине, что в этом тексте кроется весьма неприглядная подмена.

1)

Алкоголь на природе – в походе, в лесу, в горах – что может быть отвратительней? Ну, пускай, настоящего хорошего домашнего вина выпить, или 100 гр. для хорошего самочувствия, но нажраться вдрабадан банальной водяры!

Ну, или выехали на природу на какие-то банальные шашлыки – водочки попили, закусили, погутарили, и даже детишек на свежем воздухе проветрили, а затем на тачках домой – не вопрос! Но поход – это нечто по природе иное, не без экстрима. Спросить бы у записных туристов – берут они в поход бухло? Нет, не на случай растираний и согреваний, а так чтобы нажраться?

А если ты ещё ведёшь за собой группу школьников, то есть на месте педагога-руководителя, то как называется тот случай, когда и сам нажрался, и малолеток споил?

2)

Наиболее интересным и качественно написанным эпизодом романа является описание похода к реке Ледяной. Там действительно есть свой колорит, энергетика. Но есть и одно но… и это опять-таки алкоголь. Дело в том, ребята, что если бы поход был так по-свински организован, то наверняка там кто-нибудь утонул бы, покалечился или в лучшем случае заболел. И вот представим чисто теоретически, что кто-то из детей погиб – и что тогда? А тогда вся книжонка летит псу под хвост, поскольку ясно, что главный виновник – алкаш-учитель.

Но здесь все целы и невредимы, потому что в книге можно намолоть всё что угодно – бумага стерпит. Например, как все подряд посолили варево в котле. То есть готовит обед один или два дежурных, а солить почему-то подходят по очереди все. Неправдоподобный прикол для читателя. Малолетки – 9 класс (8 по-старому) стаканами жрут водяру – и никого даже не стошнило. Если берёшься писать такую вот чернушку на тему бедная мать обосранные дети, тогда уж изволь изображать всю правду-матку – с алкогольными отравлениями и диареей на природе.

3)

Про девочку. С женщинами у этого чувака какие-то совершенно странные отношения. Жена его трахается с его лучшим другом, но он это как бы сам и организовал. А сам он блуждает по кругу своих знакомых, но в последний момент – когда уже постель постлана и дама в ожидании с раздвинутыми конечностями – он делает неожиданный финт и сбегает.

Но вот девочка. Полюбил он собственную ученицу – Машу из 9-го классу, то есть 14 лет. И она его тоже (но ей по малолетству простительно). И в походе по пьяной лавочке он с неё джинсы стягивает (но она убегает), затем в палатке перед сном за грудь щупает, но в конце концов, когда они остались одни в деревенской пекарне, и он раздевает её для того чтобы растереть для сугреву, мозги или совесть всё-таки подключаются и он не становится совратителем малолетних. И на срок себе не заработал.

Ну что тут скажешь? Оно как-то с самого начала нужно мозгами шевелить, а не только членом. Можно ли в такой ситуации полюбить 14-летнюю? Почему нет – конечно, можно. Вот только, если у тебя за душой что-нибудь есть, это будет чисто платоническое чувство, и в глазах такой девочки ты будешь стремиться выглядеть если уж не лучше, чем ты есть на самом деле, то уж никак не чмом подзаборным.

А то, что мамой девочки оказывается грозная завучиха, а он об этом и не знал – это опять-таки из области ненаучной фантастики.

4)

Тотальная халтура в ретро-главе под названием «В тени великой смерти». Экскурс в детство главного героя, когда он сам был школьником – учился в 8 классе. Время действия указано предельно точно – смерть Брежнева – стало быть, 10 ноября 1982 года.

Но это просто неприятно читать – настолько всё неправдоподобно. Например, в психологическом плане – особенно образ 10-классника Вовки Колесникова. Вот несколько цитат:

«Дверь в раздевалку снова открылась, и вошёл Вовка Колесников из десятого «а». Вместе с Леночкой Анфимовой он состоял в звене барабанщиков и сейчас был в парадной форме – в отутюженных брюках, в белой нейлоновой рубашке с комсомольским значком и в пионерском галстуке».

А вот образцы его речи: «- Ты чего меня искупал, защеканец? – разорался тот, заходя. – Мне знаешь чо от матери было?» «- Ничего я твоей квартире не сделаю! Как пацана прошу… Или ты чо, влюбился в Анфимову, да? Она же страшная, её на горке даже мацать никто не хочет. Влюбился, да?»

«Колесников удовлетворенно похлопал себя по карману с ключами и из другого кармана вытащил пачку презервативов.

– Я их у тебя оставлю, – сообщил он. – А то если мои предки найдут их, меня вообще зарежут. За что, спрашивается? Наоборот, радоваться нужно, что сынуля ими пользуется, а не просто так».

В общем, персонаж этот уже и членом размахивает туда и сюда, и от матери боится по шее получить. Он и дегенерат с зелёными соплями, и в то же время пионер-активист – и это в 10 классе! Самое удивительное, что это чучело огородное затем перекочёвывает в основной текст и мелькает там в качестве одного из друзей главного героя.

Столь же неправдоподобными выглядят впечатления главного героя от известия о смерти генсека: «И тут Витьке стало страшно. Тут он нутром почувствовал, как черная пустота, разъедая, растекается над страной, и всё зло, что раньше было крепко сковано и связано, освободилось и только выжидает».

Главный герой выбирает книгу: «Он долго раздумывал, но не отказался. Отодвинув стекло, достал книжку в блестящих обложках, лёг на пол, положив её перед собой, и стал читать. Книга называлась «Л.И. Брежнев. Малая земля. Целина. Возрождение». – Автор не помнит даже последовательности этих названий.

Нужно ли всё это опровергать, и объяснять, что Леонид Ильич это вовсе не Иосиф Виссарионович, и старшеклассники 80-х не воспринимали его смерть как вселенскую катастрофу, и его литературными трудами не интересовались.

Но о чём тут можно говорить, если главный герой как музыкальное откровение записывает на магнитофонную кассету «Мани, мани, мани» группы «АББА» – хит 1976-77! И недосуг автору вспомнить, что в 82-м уже вовсю гремели итальянцы, а упомянутая песня воспринималась как явление из каменного века.

5)

Книга заканчивает по сути ничем, никаких изменений с внутренним и внешним состоянием главного героя не наблюдается.

В авторской аннотации на самой книжке читаем: «Это роман вовсе не о том, что весёлый парень Витька не может в своей жизни обрести опору», – А он её разве ищет? Что-то незаметно. «И не о том, что молодой учитель географии Служкин влюбляется в собственную ученицу». – А вот это верно! Потому что автор просто не в состоянии описать столь тонкие переживания. «Это роман о стойкости человека в ситуации, когда нравственные ценности не востребованы обществом. Роман о том, как много человеку требуется мужества и смирения (здесь обязательно нужно добавить: и сколько водки!), чтобы сохранить «душу живую», не впасть в озлобление или гордыню, а жить по совести и любви», – Ну, если совесть постоянно требует бухла, тогда канешна!

А в целом, что тут можно сказать? Писатели пишут, читатели читают. И на каждое дерьмо найдётся свой потребитель. Но выводить халтурщиков на чистую воду – обязанность каждого нормального человека))

 

1
Оставить комментарий

avatar
1 Авторы комментариев
Надежда Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Надежда
Гость
Надежда

Рада была прочитать Вашу критику и анализ ляпов.Действительно; что; книжонка, что фильм – гадость изрядкая.