Сен-Мартен и Бхагавад-Гита

И здесь мы, наконец, подходим к Сен-Мартену – учителю Лопухина. Интересно, что и сегодня найти его книги непросто. Почему? Думаю, по той причине, что – так же как и 200 лет назад – и сегодня они остаются дивно-загадочными. Для небольшого введения в тему воспользуемся цитатой из очерка «Масонская литература» Николая Кирьяковича Пиксанова – ещё одного видного библиофила и историка литературы:

«Наиболее характерно тяга к мистике и поворот к политическому консерватизму выразились в деятельности принадлежавшего к масонству французского мистика Сен-Мартена и в его рассуждении «О заблуждениях и истине» (1775). Сен-Мартен («Неизвестный философ») прямо выступил против атеистического и материалистического мировоззрения. Мощное просветительское движение того времени Сен-Мартен объявил «ложным просвещением»» и вступил с ним в борьбу. Он проповедовал мистическую теорию непосредственного общения с миром сверхъестественным, с божеством, и т. д.

Когда Вольтер прочел книгу Сен-Мартена «О заблуждениях и истине», он написал Даламберу: «Не думаю, чтобы когда-нибудь было напечатано что-либо более абсурдное, более темное, сумасшедшее и глупое, чем эта книга». Тем не менее, абсурдная книга имела огромный успех – и не только во Франции и в Германии, но и в России. Это – потому, что она ответила потребностям обширного общественного круга, напуганного быстрым и мощным развитием материализма, атеизма, а вслед за ними – демократизма и революционных идей» (Пиксанов Н. К. Масонская литература // История русской литературы. М., 1947. Т. 4. Ч. 2. С. 55).

И опять мы видим, что исследуемый нами предмет находится МЕЖДУ! Между двумя антагонистическими феноменами – материализмом и официальным христианством – будучи не воспринимаем ни тем, ни другим по причине, что имеет он другую природу – ноуменальную и интегральную вместо феноменальной и дифференциальной. В этом отличии и заключается вся загадочность и дивность книги, не пришедшейся по зубам тем, чьё сознание целиком и полностью находится в мире феноменальном и дифференциальном, и потому недоступен ему смысл рассуждения Сен-Мартена

 

О ЗАБЛУЖДЕНИЯХ И ИСТИНЕ,

или

ВОЗЗВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО РОДА КО ВСЕОБЩЕМУ НАЧАЛУ ЗНАНИЯ

 

Сочинение, в котором открывается Примечателям сомнительность изысканий их и непрестанные их погрешности, и вместе указывается путь, по которому должно бы им шествовать к приобретению физической очевидности, о происхождении Добра и Зла, о Человеке, о Натуре вещественной, о Натуре невещественной, и о Натуре священной, об основании политических Правлений, о власти Государей, о правосудии Гражданском и Уголовном, о Науках, Языках и Художествах

 

Философа неизвестного

 

Но ознакомиться с полным текстом данного сочинения ой как непросто! Есть репринтное издание 1785 года, в 2010 году осуществлённое питерским издательством «Альфарет», но найти его весьма проблематично. К счастью, на сайте «Общемасонский форум» (http://mason.ru/newforum/) в формате PDF удалось скачать сам страховско-лопухинский оригинал (за что выражаем искреннюю благодарность тем, кто потрудился его выложить). В своём же исследовании воспользуемся наиболее доступным изданием «Сен-Мартен, Неизвестный философ» (М.: Энигма, 2005), содержащем две работы о Сен-Мартене (Бориса Лемана и Артура Эдварда Уэйта), с включением и разбором пространных из него цитат.

Так вот, касаясь вопроса происхождения зла, пересказывая и комментируя Сен-Мартена, Борис Леман пишет: «Двойственность есть результат падения человека. Не добро, как начало, последовательно создает зло, но идею зла создает сам человек. Отпав от гармонии действующих в мире сил, он потерял способность понимать эту гармонию и пришел к созданию идеи дисгармонии и зла», – и далее следует цитата непосредственно из книги Сен-Мартена: «Когда человек, возвысясь к добру, приобретает привычку неизменно следовать ему, тогда он не имеет даже понятия о зле… Итак, не должно несчастиям человеческой природы искать иной причины, кроме той, что человек произвольно отпал от доброго начала, в связи с которым он мог бы вечно наслаждаться миром и счастием» (с. 60).

Таким образом, вопрос о сущности дьявола переводится в совершенно иную плоскость: идея дьявола как двойственности, дисгармонии и зла возникает исключительно в сознании самого человека, как результат распада гармонического восприятия. В своём проникновении в данный вопрос Сен-Мартен уходит настолько глубоко, что начинает с человеческого состояния по сотворению: «По своему происхождению человек пользовался правами разумного существа, хотя и имел на себе наружный покров, поскольку во временной стране ни одно существо не может существовать без одеяния. Теперь, когда я уже достаточно открыл об этой одежде, признаюсь, что эта непроницаемая броня, о которой мною сказано выше, была не что иное, как первая одежда человека. Но почему же была она непроницаема? Потому что, будучи единообразной и простой по своей дивной сущности, никаким образом не могла распасться, и закон комбинации стихий не имел над нею никакой силы». – Иными словами, изначально человек пребывал в интегральном состоянии, но погружение в материю, в феноменальную природу предполагает неизбежный его распад, то бишь дифференциацию интегральной сущности, о чём и говорится далее: «По своем же падении человек облечен в одежду тленную, которая, будучи сложной, подпала силам чувственного (мира), попеременно воздействующим друг на друга и разрушающим друг друга. Но этим подпадением чувственному не лишился он степени разумного существа. И так стал он одновременно велик и мал, смертен и бессмертен, всегда свободен в своих разумных действиях, но в телесных связан законами, не зависящими от его воли; короче сказать, сделался он обиталищем двух противоположных природ и столь ясным образом попеременно выявляет их свойства, что их нельзя не различить» (с. 64).

Итак, сознание, душа человека – это арена борьбы между Богом и дьяволом (соответственно с большой и маленькой буквы, но почему так – об этом ниже), борьба со зверем – но кто такой зверь? Какая-то злая личность, которой зачем-то нужно вас поработить? Или та низменная природа, опускающая существо человека до уровня неразумной и бездушной твари? В отличие от мнения официальной церкви Сен-Мартен, как видим, утверждает второе. То, что сознание человека – микрокосм, в котором отображается макрокосм – Единое. И для того, чтобы в отображении этом исключалось какое-либо искажение, необходимо пройти Путь, преодолеть последствия падения и распада и достичь Центра, то есть восстановить гармонию и единство. Это и есть цель. Борьба же двух противоположных природ – это борьба двух начал, двух направлений –дифференциального и интегрального. Почему слово Бог следует писать с большой, а дьявол – с маленькой буквы? Потому что Бог обозначает Высшее Единство, Абсолют, Интеграл – и что ещё как не это понятие может писаться с большой буквы? Дьявол же – многолик по той причине, что не имеет собственного естества, это сам процесс постоянной дифференциации в связи с утерей ориентиров: его много, потому что его вообще нет, есть лишь всевозможные его оболочки и личины, за которыми… другие личины – и так до бесконечности.

О нынешнем теле Сен-Мартен пишет: «Но хотя это вещественное тело погружает нас во мрак, надо признать, что оно же служит нам защитой и предохранением от окружающих нас опасностей. Это – мнение мудрецов всех времен. Первое их упражнение состояло в непрестанном оберегании себя от мечтаний, которые вызывает перед нами это тело. Они презирали его, ибо оно по своей сущности достойно презрения, они страшились его, видя, к какой оно ведет гибели, и ясно сознавали, что оно есть путь к заблуждению и лжи. Но опыт научил их, что тело есть также то орудие, через которое входят в человека познания и лучи Истины: они чувствовали, что мысль не принадлежит нам и что наши идеи приходят в нас извне и, следовательно, проходят через тело, где наши телесные ощущения суть главные помощники» (с. 65).

О том, какой выход предлагает Сен-Мартен, увидим ниже, а пока обратим внимание на полную идентичность такого подхода с тем, что находим в «Бхагавад-Гите»:

«Вся разнообразная деятельность на любом уровне осуществляется (чувствами, управляемыми) гунами материальной природы. Но человек обманутый отождествлением себя с телом, думает: «Я совершаю это сам». О могущественный Арджуна! Тот, кто в полном знании различает гуны материальной природы, такие как благость, страсть и невежество, а их соответствующие функции относит к божествам, чувствам и объектам чувств, не принимает себя ложно и эгоистично как совершающего деятельность, прекрасно сознавая, что чувства (уши, кожа, глаза, язык и нос), управляемые божествами, просто погружены в свои соответствующие объекты (звук, прикосновение, форма, вкус и запах). Человек, находящийся под влиянием гун материальной природы, подобен одержимому духами. Полностью плененный, он стремится к чувственному наслаждению различными объектами чувств. Мудрец не должен беспокоить таких невежественных и глупых людей, открывая им более высокие истины. Скорее, он должен вдохновить их на совершение деятельности, лишенной желания чувственного наслаждения, ибо такая деятельность сводит на нет чары гун природы» (с. 82-83).

Но ведь материальная природа это суть то, что называется ЭТИМ МИРОМ в противовес миру духовному, нематериальному. А кого называют Князем мира сего? Его самого! В результате из личности он превращается в принцип материальной феноменальной природы.

«Арджуна спросил: – О потомок Вришни, что побуждает живое существо совершать греховные поступки даже против его собственной воли? – Верховный Господь ответил: – Несомненно, вожделение, рожденное гуной страсти, вынуждает человека совершать грех. Вожделение основывается на желании чувственного наслаждения и иногда проявляется как гнев. Оно крайне ненасытно и чрезвычайно злобно. Знай же, что вожделение – единственный величайший враг живого существа в этом мире. Подобно тому, как огонь слегка скрыт дымом, как зеркало плотно покрыто пылью и как зародыш полностью спрятан в утробе, так и вожделение окутывает сознание живого существа в трех различных степенях согласно трем гунам материальной природы – благости, страсти и невежеству. О Арджуна, вожделение с лежащим в его основе невежеством – пожизненный враг познающего. Подобно огню, который никогда не насыщается (подношениями очищенного масла), оно покрывает разум человека» (с. 86-87).

Итого, зло – это незнание высшей правды законов мироздания, уклонение от выполнения долга (дхармы), следование левым путём, в обратном направлении. Но в то же время, принцип материальной природы, феноменального мира представляет собой лестницу. Исходя из того, что пребывание в материальном мире трёхступенчато в соответствии с гуной благости, гуной страсти и гуной невежества, сам принцип заключает в себе не только низменное начало, зверя, но и возможность выхода. Страсть и невежество – то, что отделяет человека от Единого, благость же, которая предполагает обладание истинным знанием и следование долгу, позволяет преодолеть феноменальную природу и достичь Центра, восстановить единство и гармонию. Вот здесь, в этом месте – в гуне благости – и находится ТАЙНА ДИФФЕРЕНЦИАЛА. В каком направлении идёт процесс? В сторону полного забвения и утраты интегральной сущности или же, наоборот, в сторону её восстановления? Какой принцип лежит в основе процесса – чисто дифференциальный (с утратой интегрального центра) или же дифференциально-интегральный (многообразие в единстве)? В соответствии с одним из этих направлений и является либо искуситель и губитель в лице гётевского Мефистофеля, либо посланец богов и восстановитель справедливости – булгаковский Воланд.

Что и говорить, выводы чрезвычайно интересные, но… Гита – это ведь традиция нехристианская, Сен-Мартен, Лопухин – масоны, коих христианство как бы под вопросом. Что же выходит? Что и выводы наши в корне противоречат христианству? Не совсем так, вернее совсем не так! Для того чтобы в этом убедиться, обратимся к столь почитаемой в христианском мире, в том числе и официальной церковью, особе как

Дионисий Ареопагит

https://svetloyar24.ru/dionisij-areopagit/

1
Оставить комментарий

avatar
0 Авторы комментариев
Авторы недавних комментариев
  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
trackback