«Три мушкетёра» как мистический триллер

Наверняка, это наиболее часто экранизируемое произведение. Приведённый в википедии список киноверсий, включающий, правда, всевозможные сиквелы и фанфики, а также историю о Железной маске, состоит из 123 позиций.

Попробуем разобрать наиболее интересные из них, и начнём с постановки 2005 года французского режиссёра Пьера Акнина. Фильм производства сразу четырёх стран – Франция, Канада, Великобритания, Чехия, – называется «Д’Артаньян и три мушкетёра» и позиционируется как мини-сериал. Указанный хронометраж – 210 минут или 3 часа 30 минут. Однако в сети фигурирует ужатая версия продолжительностью 182 минуты.

Почему я решил начать именно с этой постановки? Потому что, на мой взгляд, это один из наиболее ярких, талантливых или, как сегодня говорят, креативных опытов работы с классикой. Когда меняется оболочка, но сохраняется суть.

В принципе, для столь раскрученного произведения иного пути и нет, поскольку пытаться один в один перенести на экран сто раз экранизированный первоисточник – дело изначально гиблое. Посему за основу берётся установка: по мотивам романа Александра Дюма. И тут весь вопрос в том, насколько органичным для первоисточника является выход за пределы?

Версия Пьера Акнина это «Три мушкетёра» как мистический триллер. И здесь нет ничего противоестественного, поскольку этот жанр в зародыше содержится в романе. Зародыш этот заключён в образе Миледи. Создатели фильма просто его выявили и вырастили.  Потому как только инфернальная природа может служит внятным объяснением того, что связано с этой дамой.

Вот, например, граф де Ла Фер, обнаружив на плече своей горячо любимой женщины клеймо, вешает её на первом дереве. Психологически это, мягко говоря, как-то не очень убедительно. Стало быть, настоящая причина сокрыта. Акнин сотоварищи берётся её раскрыть. Насколько убедительно – судите сами. Будущая миледи приносит в жертву сатане своего первенца – и чего в таком случае можно ожидать от психики графа?

Таким образом, магия и сатанизм оказываются в первооснове версии. Однако при столь радикальном решении создателям фильма удалось соблюсти баланс и сохранить старых добрых «Мушкетёров», то есть сам дух первоисточника. Благодаря образности ключевых персонажей, эстетическому антуражу и, конечно, актёрской игре, к которой нет никаких претензий.

 

Д'Артаньян и три мушкетера (D'Artagnan et les trois mousquetaires, 2005), отзывы, актеры - Кино Mail.ru

 

Создатели фильма не хотят мариновать зрителя подробностями, которые он знает наизусть по книге (во всяком случае, говорю о себе). Там, где можно, выпрямляют и убыстряют фабулу – знакомство главного героя с мушкетёрами, на шлюпке через Ла-Манш, Рошфор вообще отсутствует. С другой стороны – вводятся новые элементы, эпизоды и даже действующие лица – в частности, экзорцист отец Кортес и лысый, похожий на Удо, напарник миледи.

Что касается подбора артистов, то и здесь сработано не по шаблону. Д’Артаньян в исполнении Венсана Эльбаза одновременно и брутальный, и симпатичный. Он и записной забияка, но в то же время нежный любовник, справедливый товарищ. А в качестве общего знаменателя – неистребимое чувство юмора. Одним словом, ртуть, движение.

Три мушкетёра – Хайно Ферх, Грегори Гадебуа, Грегори Деранже – несколько блёклые внешне, но вполне надёжные как друзья, как опора. В результате они не оттягивают на себя центр внимания, а работают на него.  Удачно расставлены три женских ипостаси: негативная – миледи (француженка Эммануэль Беар), позитивная – Констанс (немка Диана Амфт), нейтральная – королева (итальянка Стефания Рокка). Колоритны англичане: Бекингем (Метью Чамберс), Фельтон (Гюнтер Гиллиан).

А король Луи XIII (Тристан Уллоа) – и весь этот придворный антураж с натурализмом и грубостью нравов – прямой дорожкой ведут к такому киношедевру как «Королева Марго» Патриса Шеро (1994). Дыхание сырого средневековья чувствуется в сценах придворного «танца чертей», крещения королевского племянника, где особенно поражает Эммануэль Беар в виде бесполой дьявольской сущности.  Таким образом достигается укоренённость в традиции, благодаря чему действо обретает органичность. А вот бал-маскарад (с Мерлизонским балетом) – это уже новое время, те самые, знакомые с детства «Три мушкетёра».

Единственная неувязка в кастинге, причём весьма очевидная – это Портос. Пожалуй, это самая большая вольность в трактовке образов. Можно сказать, чересчур! Ну какой же это мушкетёр, скорее какой-то англосаксонский фермер или… постойте-постойте… это ведь Сэм Гемджи собственной персоной из «Властелина колец» Питера Джексона, который вышел несколькими годами ранее.

И вот тут начинаешь обращать внимание, что вся мистическая, а во многом также и бытовая сторона – например, трактирный антураж – всё это толкиновская, или джексоновская эстетика. И возникает игра смыслов – тут и кольцо королевы, и сами 4 мушкетёра как 4 хоббита… и Арамис –вылитый Перегрин Тук, впрочем, д’Артаньян здесь больше походит на короля гномов Торина Дубощита из уже более позднего джексоновского «Хоббита»…

Вот так на пересечении двух кинематографических пространств – «Королевы Марго» Шеро и «Властелина колец» Джексона – возникает пространство «Мушкетёров» Пьера Акнина. А в зародыше – «Битва престолов». Ведь помимо непосредственного столкновения Англии и Франции, Бекингема и Ришелье, устами последнего (актёр Чеки Карио) даётся ключевое определение: «Иногда интересы государства вынуждают обедать с неприятными особами. Вся политика – сплошная дьявольщина». На что со своей стороны отвечает Миледи: «А разве дьявол не лучший способ возвеличить Бога? Без дьявола Бог был бы безлик».

 

КАКОЙ Д'АРТАНЬЯН САМЫЙ ЛУЧШИЙ?

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о